Владимир Путин: не употребляйте «ислам» с «террором»

Большая пресс-конференция Президента России — важнейшее медийное событие в стране. Здесь подводятся итоги уходящего года и намечаются планы на год грядущий. Одним из представителей масс-медиа, которому удалось задать вопрос самому влиятельному человеку мира оказался информационно-аналитический портал «Кавказ сегодня». И ответ главы государства, сказать честно, порадовал. Четко и лаконично: Президент рекомендует не отождествлять терроризмом с исламом. Об этом и многом другом из самого сердца России… Не «исламское» не «государство» Северный Кавказ — самый многонациональный округ России.

Здесь испокон веков мирно сосуществуют представители различный народностей, национальностей и конфессий. Ни для кого не секрет, что именно здесь проживает большинство российских мусульман. Именно поэтому вопрос о неправильности отождествления ислама с террором возник именно тут. И возник он не в одночасье. Впервые о неприемлемости использования словосочетания «Исламское государство» (террористическая группировка, запрещенная в России решением Верховного суда — прим. ред.) заговорили еще в октябре прошлого года. Тогда, в Грозном, в рамках семинар-совещания по реализации стратегии национальной политики, проводимом Федеральным агентством по делам национальностей, эксперты, представители ФАДН, полпредства Президента РФ в СКФО и руководители северокавказские политики говорили о корректном и этичном освещении темы терроризма в средствах массовой информации, предложив не идти на поводу у террористов, называющих себя ИГИЛом (террористическая группировка, запрещенная в России решением Верховного суда — прим. ред.), так как очевидно, что они не имеют ничего общего ни с исламом, ни, тем более, с государственностью. Эта же тема поднималась в рамках IV Форума СМИ Северного Кавказа.

Там заместитель полномочного представителя Президента в СКФО Михаил Ведерников жестко осудил подобное небрежное отношение к терминологии: «На самом деле, это не исламская террористическая группировка. Она ничего общего с исламом не имеет. И это — не государство». В начале года эту же тему подняло мусульманское духовенство, которое уверено: нельзя потакать террористам, употребляя в их адрес термин «Исламское государство» (террористическая группировка, запрещенная в России решением Верховного суда — прим. ред.). Инициативу подхватили и общественники, и главы северокавказских республик, отметив, что представителей одной из самых многочисленных и уважаемых в мире религий оскорбляет то, что убийц, беспринципных преступников отождествляют с мусульманством.

Однако, не только это, но и, как говорится, общая температура по больнице сыграли свою роль. «Кавказ Сегодня» решил задать Президенту России вопрос касательно этой сложной, но очень важной темы полагаясь на мнение россиян, истинных мусульман. А вопрос звучал так: «Владимир Владимирович, сейчас все мировое сообщество борется с террором, в первую очередь с международной террористической организацией, которая называет себя «Исламским государством». К сожалению, многие в России, в первую очередь в средствах массовой информации, повторяя самоназвание, так же называют их. Но мы все понимаем, что террор не имеет никакого отношения ни к исламу, ни тем более к государственности.

Как Вы считаете, не было бы логичным и правильным запретить хотя бы в средствах массовой информации употреблять словосочетание «Исламское государство»?» На это Президент, подчеркнув свободолюбие средств массовой информации, в сочетании с кавказским темпераментом, переспросил: «А Вы работаете в каком издании? «Кавказ сегодня»? Вам разве можно что-нибудь запретить? Мне кажется, что это просто абсолютно бесперспективно». Однако, понимая важность вопроса, глава государства добавил лаконично и четко: «Я бы предпочитал, чтобы действительно всуе не употребляли ислам рядом с террором. Здесь Вы правы». Зал встретил одобрением и вопрос, и ответ, не оставляющий места домыслам и интерпретациям.

Позиция Президента ясна…

В считанные минуты вопрос от «Кавказ сегодня» и ответ Президента были перепечатаны десятками ведущих СМИ страны и мира, а позже — неоднократно повторены федеральными телеканалами. Как говорится, тема зашла. Сразу возникло ощущение, что вопрос долго витал в воздухе, и все ждали когда же его напрямую зададут Владимиру Путину. Несмотря на то, что некоторые оппозиционные издания, пользуясь возможность, вынесли в заголовок фразу о бесперспективности каких-либо запретов, даже им, дальше по тексту, пришлось признать: глава государства против отождествления терроризма с исламом! И это уже — если не распоряжение, то уж точно мнение, с которым стоит считаться…

Другие вопросы Президенту

За 3 часа 50 минут главе государство было задано 47 вопросов. Главными темами конференции стали экономика и внешнеполитические связи. Даже такая распространенная тема, как ЖКХ ушла на второй план. То ли оттого, что в этой области все относительно неплохо, то ли оттого, что россияне понимают: сейчас у главы государства есть более глобальные задачи, в первую очередь — защита суверенитета России и укрепление страны в геополитическом пространстве. Так, Путину задали вопрос о взаимоотношениях с европейскими партнерами. На него глава государства ответил так: «Безусловно, мы хотим, чтобы у нас был надежный, сильный и, что немаловажно, самостоятельный партнер.

Если нам в решении вопросов, связанных со строительством наших отношений между Европой и Россией, нужно обращаться в третьи страны или в третью страну, то тогда с самой Европой неинтересно разговаривать». Путин отметил, что ему хотелось бы, чтобы Европа говорила «одним голосом», была партнером, с которым можно строить диалог. Однако, он подчеркнул, что если это невозможно, Россия готова общаться с каждой страной отдельно, на национальном уровне, как и поступает по ряду вопросов. Нашу страну, по словам Президента, такая методика общения вполне устраивает. «Внутреннее строительство Европы – это не наш вопрос», — подытожил Путин. Что касается экономической картины, здесь дела обстоят лучше, чем предполагалось.

«По основному показателю – ВВП страны – в прошлом году у нас был спад 3,7 процента. В этом году будет тоже небольшое снижение, но это уже не 3,7, мы думали, что это будет около единицы, потом скорректировали, сказали, что где-то 0,7, потом 0,6. За ноябрь мы наблюдаем небольшой рост ВВП страны. И скорее всего, по году у нас и будет минус 0,5–0,6. За счет чего происходит этот рост? За счет роста в некоторых отраслях реального сектора экономики», — рассказал Президент. Сократится и дефицит бюджета: «Дефицит бюджета у нас в прошлом году был, по-моему, 2,4, в этом году будет чуть-чуть повыше, я потом скажу почему. На данный момент времени за 10 месяцев, по-моему, это 2,4, но будет 3,7.

Это, на мой взгляд, абсолютно приемлемая величина, в том числе и потому, что у нас сохраняется положительный баланс внешней торговли – более 70 миллиардов долларов. Мы сохранили наши резервы». Много внимания глава государства уделил зарубежным гостям. На их вопросы, часто провокационные, он отвечал недвусмысленно и прямо. Так, на вопрос шефа бюро газеты «Уолл-стрит джорнэл» Нэйтана Ходжа о том, возможны ли в следующем году досрочные выборы Президента, Путин с улыбкой ответил: «Какой страны?» Реплика была встречена аплодисментами и смехом.

А потом он уточнил, что в отношении России это «возможно, но нецелесообразно». Что касается боевого потенциала стратегических ядерных сил России, Путин еще раз подчеркнул, что наша страна сильнее любого потенциального агрессора и способна защитить свои интересы. В целом же, по итогам большой пресс-конференции можно сказать, что и журналистское сообщество, и сам Владимир Путин настроены более оптимистично, чем год назад.

VN:R_U [1.9.7_1111]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Optionally add an image (JPEG only)

Индекс цитирования
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Свежие комментарии
Наша Почта
tochkakipeniyaad@gmail.com